Ауйа
Ветер странствий плывёт по реке из рек, опирается на всё сущее, танцует в небесах и смеётся.
Одного из героев моей предыдущей книги из рулетки, "Возрождения" Стивена Кинга, рассказчик постоянно называл "пятым персонажем", а я так и не посмотрела тогда, что же это за персонаж такой. Теперь вот знаю.

Из эпиграфа к книге:

В терминологии оперных и драматических коллективов, организованных в старом стиле, роли, отличные от четырех главных – Героя, Героини, Наперсницы и Злодея – и тем не менее существенные для Прояснения и Развязки, назывались Пятый персонаж; об актере, исполнявшем эти роли, нередко говорили как о Пятом персонаже.

Т. Оверскоу. Датские театры


Про этого самого пятого, то есть главного, персонажа хочется сказать так много хорошего, что я даже не знаю, с чего начать. И про образы других героев тоже хочется сказать много хорошего. И про саму книгу. Главное про главного персонажа: это, на самом деле, типичный харизматичный герой второго плана. Желчный, хромой, эксцентричный и увлечённый тип, не лишённый благородства, а скорее пронизанный им. То есть, для большего удовольствия я представила, что кто-то снял фильм по тем же событиям, только главным героем выступает кто-то ещё, я посмотрела его, а теперь читаю фанфик про полюбившегося мне Данстана Рамзи, так сказать, история его глазами. Про образы других героев: они яркие, достоверные и детально выписаны. Про саму книгу: она нетороплива, слегка мистична, сюжетные линии переплетаются достаточно причудливо...

Единственное но: эту книгу я дочитывала волевым усилием. Почему так вышло, сама не понимаю.

@темы: Барсумская Рулетка, читательский дневник