Ауйа
Ветер странствий плывёт по реке из рек, опирается на всё сущее, танцует в небесах и смеётся.
Кто-то потратил большую часть стипендии на духи и весь оставшийся месяц обречён питаться практически одним рисом, но ничуть о том не жалеет. Наоборот, сидит, уткнувшись в ладони уже около часа, и нюхает себя с самым наркоманским видом. Потому что ладони пахнут Hellstone, который я купила практически случайно, после фразы консультанта о том, что, мол, аромат уже снят с продажи, и в магазине остался последний бутылёк. Ну я и решила, что, если не куплю сейчас, потом буду кусать локти, хотя запах из-под крышки казался мне слишком землисто-маслянистым. А на коже я его никогда не тестировала. Через пять минут после покупки нанесла на пальцы - и пропала. Аромат стал теплее, слаще и изменился почти неузнаваемо (вообще Lush так умеет, коварный). И это именно то тепло (прямо душевное тепло, да), которого мне не хватает. А сейчас чувствую с себя чуть ли не дёготь деревяшистый. И это прямо такой мой, по-настоящему мой запах, как был моим в своё время Voice of Reason этого же производителя. Он уютный и бунтарский одновременно, и, возможно, даже немножко сексуальный (хотя у меня всё всегда немножко о сексе). Боже-боже, вот она радость обоняния, смешанная с радостью обладания и дающая в итоге волнительное томление, будто бы я хочу то, что у меня уже есть, но оно уже есть, и не совсем понятно, что делать, чтоб удовлетворить это желание. (Возможно, подружиться с симпатичной очкастой консультантшей, признавшейся в коллекционировании парфюма.) А ещё у меня есть твёрдые лашевские All Good Things и Ange ou Demon Givenchy, но об этом позже, так как я не могу нюхать и носить три аромата одновременно, вот же боль-печаль.

@темы: вещизм, обонять