Ауйа
Ветер странствий плывёт по реке из рек, опирается на всё сущее, танцует в небесах и смеётся.
Кто умудрился опять заболеть ангиной - тот я. Тем не менее, мне хорошо здесь - в каком-то смысле. Камни, дом, деревья - кажется, всё говорит со мной, всё знает меня, и всё - машина времени, отправляющая меня в те времена, когда я дышала этим воздухом, ходила по этой земле, испытывала те же эмоции. Мне хочется фотографировать: вид из окна, просвет арки в нашем доме, следы пыли на соседних дверях, трещины в штукатурке. Хочется с диктофоном выжидать момента, когда стены начнут петь. Москва удовлетворяет мою потребность в общении больше, чем Томск. Тем не менее, общения с людьми здесь у меня тоже больше. Радость обнимать любимых бесконечна.

В связи с болезнью чувствую свою уязвимость - как так, моё тело подводит меня в самый неподходящий момент. За что, почему? Чувствую себя преданной - не то телом, не то миром. Тем не менее, когда становится плохо, ощущаю, что желание улучшаться покидает меня. Наоборот - хочется лечь и умереть. Когда думаю, как будут горевать мои родители, чёрное ликование посещает меня. Впрочем, всё это - странные фантомы, не имеющие полной власти надо мной. В чём их причина - вот что интереснее.